«Невозможно толковать без оговорок»: правовые позиции Конституционного Суда РФ о присоединении Крыма
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В статье приведен анализ двух существующих на настоящий момент определений Конституционного Суда РФ, которые появились как результат рассмотрения дел о проверке конституционности отдельных положений Федерального конституционного закона «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя». Автором высказывается мнение о том, что Конституционный Суд совершил поворот от своей практики «прагматического толкования» части 4 статьи 15 Конституции РФ (норма о соотношении международного и национального права), перейдя к толкованию данной нормы с оговорками. Особое внимание обращается на позицию Конституционного Суда, согласно которой единственной поименованной в Конституции РФ обязанности государства – признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина противопоставляется такая конституционная ценность, как баланс потребностей интеграции новых субъектов в Российскую Федерацию.

Ключевые слова:
присоединение Крыма, обратная сила закона, соотношение международного и национального права
Текст

То же самое и по международному

праву: это право Польши, Индии,

Боснии и Герцеговины жить независимо от чужих властей,

но только до тех пор, пока люди,

распоряжающиеся большими

количествами войска, не решат иначе.

Л.Н. Толстой

 

 

Факт присоединения Республики Крым к Российской Федерации вызвал феномен переосмысления права со стороны российских органов государственной власти. Исключением здесь не является и Конституционный Суд РФ. На настоящий момент Конституционным Судом дважды проверялась конституционность отдельных положений Федерального конституционного закона от 21 марта 2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя» [3] (далее – Федеральный конституционный закон, или ФКЗ). По этим жалобам российский орган конституционного контроля отказал в принятии жалоб к рассмотрению. В настоящей статье будет приведен краткий анализ данных решений Конституционного суда РФ. Результаты рассмотрения обеих жалоб были негативными для заявителей.

 

Определение Конституционного Суда РФ от 25.09.2014 по делу № 2155-О/2014 [5]

Федеральный конституционный закон содержал ряд правовых норм о порядке обжалования судебных решений, вынесенных судами Украины, находившимися на территории Республики Крым и вступившими в законную силу до дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов.

Все положения о функционировании судов на территории полуострова были собраны в ст. 9 Федерального конституционного закона. Основная идея, заложенная в статью 9, впрочем, как и весь этот нормативный правовой акт, – это создание переходного периода, за время которого будет создана институциональная структура, соответствующая российскому законодательству. Как в своем постановлении от 19 марта 2014 г. по делу № 6-П отметил Конституционный Суд Российской Федерации, «наличие переходного периода само по себе является необходимым следствием образования в Российской Федерации новых субъектов Республики Крым и города федерального значения Севастополя» [7]. Говоря о судебной системе, такой переходный период должен был длиться вплоть до принятия Пленумом Верховного Суда Российской Федерации решения о дне начала деятельности федеральных судов на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя (ч. 4 ст. 9 ФКЗ). Закончился переходный период 26 декабря 2014 г. [8], в день, когда началась работа над этой статьей. Во время переходного периода правосудие от имени Российской Федерации на указанных территориях осуществляли суды Украины, действовавшие на день принятия в Российскую Федерацию Республики Крым (часть 5 ст. 9 ФКЗ).

Заявитель по делу – С.С. Топольян на момент присоединения Крыма к России получил решение Джанкойского горрайонного суда Автономной Республики Крым от 24 сентября 2013 г., с которым он не был согласен и подал на него апелляционную жалобу. Результатом рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции стало определение коллегии судей судебной палаты по гражданским делам Апелляционного суда Автономной Республики Крым от 3 февраля 2014 г. Впоследствии С.С. Топольяном была подана кассационная жалоба в Верховный Суд РФ. 3 июня 2014 г. жалоба была возвращена без рассмотрения по существу в связи с пропуском закрепленного в ФКЗ срока на кассационное обжалование. В конечном итоге заявитель обратился в Конституционный Суд РФ, обжалуя соответствие ч. 9. ст. 9 ФКЗ ряду норм Конституции РФ, поскольку данное правовое положение «устанавливает процессуальный срок на обжалование судебных постановлений и придает тем самым обратную силу норме права».

Конституционный суд по данному делу сформулировал позицию следующего содержания: «Принятие в Российскую Федерацию Республики Крым и образование в составе Российской Федерации новых субъектов Республики Крым и города федерального значения Севастополя особый случай, требующий принятия ряда специальных мер, обеспечивающих в том числе интеграцию судебных систем новых субъектов Российской Федерации в судебную систему Российской Федерации и реализацию материальных прав участников гражданских правоотношений, сложившихся в Республике Крым до ее принятия в Российскую Федерацию, и процессуальных прав этих лиц, осуществляющих защиту указанных прав в суде».

К таким «специальным мерам» суд относит сокращенный, трехмесячный срок для кассационного обжалования в Верховном Суде Российской Федерации вступивших в законную силу постановлений судов, действующих на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополя. Напомним, что общий срок для обжалования судебных постановлений в суд кассационной инстанции, установленный в ч. 2 ст. 376 ГПК РФ, составляет шесть месяцев со дня вступления судебных постановлений в законную силу.

Мотивируя свою позицию, суд сослался на два тезиса

  1. Наличие закрепленного в законодательстве срока, в пределах которого заинтересованные лица должны принять решение об обжаловании вынесенных по конкретному делу вступивших в законную силу судебных постановлений, не может рассматриваться как препятствие для реализации ими конституционного права на судебную защиту. Неурегулированность данного вопроса приводила бы к неопределенности в спорных материальных правоотношениях и возникших в связи с судебным спором процессуальных правоотношениях. Данная позиция неоднократно озвучивалась Конституционным Судом РФ и ранее.
  2. Определение коллегии судей судебной палаты по гражданским делам Апелляционного суда Автономной Республики Крым было вынесено 3 февраля 2014 г.; датой присоединения Крыма к РФ является 18 марта 2014 г., следовательно, обжалуемая заявителем ч. 9 ст. 9 ФКЗ давала ему еще полтора месяца от даты присоединения Крыма к РФ для подачи кассационный жалобы в Верховный Суд РФ.

Рассматривая конституционность обжалуемых норм, указав на то, что в данной ситуации заявитель не исчерпал лимита возможных средств защиты своих прав, суд исходил не из всего комплекса прав человека, а лишь из одного права на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ). В связи с присоединением Крыма к России в одно и то же время на территории страны существовало два разных порядка обжалования судебных решений, один из которых являлся процессуально менее благоприятным по отношении к другому. Такая позиция противоречит праву на равенство всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ). В соответствии с первой статьей Всеобщей декларации прав человека: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства» [2].

Конституционный суд, видя это нарушение права, выдвинул ему в оппозицию ранее уже созданный конструкт «переходного периода» и «баланса потребностей интеграции новых субъектов в Российскую Федерацию»[1]. Однако подобный конструкт противоречит единственной прямо названной в Конституции РФ обязанности государства: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина обязанность государства» (ст. 2).

Справедливости ради стоит отметить, что в соответствии с ч. 1 ст. 325 ГПК Украины [9] кассационная жалоба может быть подана в течение двадцати дней со дня вступления в законную силу решения (постановления) апелляционного суда. В соответствии со ст. 319 ГПК Украины решение или постановление апелляционного суда вступают в законную силу с момента их провозглашения. Т.е. даже созданный федеральным конституционным законом порядок обжалования судебных решений являлся более благожелательным для заявителя, чем порядок обжалования, предусмотренный законодательством Украины. В конечном счете заявителем был пропущен предусмотренный ГПК Украины срок для подачи жалобы до присоединения Крыма к России, т.е. в то время, когда на территории полуострова действовали законы Украины.

 

Определение Конституционного Суда РФ от 07.10.2014 по делу № 2310-О/2014 [6]

Общественная организация «Милли Фирка» обратилась в Конституционный Суд РФ, оспаривая конституционность подпункта «а» пункта 1 статьи 1 Федерального конституционного закона от 27 мая 2014 г. № 7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя» [4]. Данная новелла изменила часть 1 статьи 7 ФКЗ, приблизив на один год дату выборов в парламент Республики Крым и в Законодательное Собрание города Севастополя. Если изначально проведение выборов предполагалось провести во второе воскресенье сентября 2015 г., то в исправленном тексте закона выборы должны были проводиться во второе воскресенье сентября 2014 г. Также вносились изменения в нормы, взаимосвязанные с датой проведения выборов и сокращался ряд других отведенных на интеграцию сроков[2].

По мнению заявителя, поправки, затрагивающие сроки проведения выборов, противоречат ряду положений Конституции РФ. Позиция выглядела следующим образом: участники избирательного процесса не имеют достаточно времени для того, чтобы подготовиться к проведению выборов на территории новых субъектов Российской Федерации, в частности по вопросам оформления гражданства Российской Федерации или получения паспорта гражданина Российской Федерации.

Пикантность ситуации добавляет тот факт, что Конституционный Суд однажды уже высказывался по данному вопросу, проверяя конституционность международного договора о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым. И высказался он с одобрением срока выборов, назначенных на 2015 г.: «Решение о проведении выборов в указанные сроки согласуется с предусмотренными статьей 6 рассматриваемого Договора сроками, установленными для переходного периода, обеспечивает необходимую преемственность в организации и осуществлении государственной власти на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя, и, будучи направленным на защиту народовластия (статья 3, части 1, 2 и 3 Конституции Российской Федерации), соответствует Конституции Российской Федерации».

Естественно, Конституционный Суд не мог обойти свою же позицию стороной и в определении по делу № 2310-О/2014, после подтверждения приверженности своим ранее высказанным правоположениям, судом был озвучен комментарий следующего рода: «Из этого, однако, не следует, что изменение законодателем предусмотренных Договором сроков автоматически приведет к нарушению Конституции Российской Федерации и игнорированию правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированных в указанном Постановлении». Далее дословно приводится текст из постановления по делу № 6-П, где суд акцентирует внимание на рамочном характере положений международного договора, посвященных переходному периоду и необходимости впоследствии конкретизировать их в ФКЗ и отраслевом законодательстве. Параграф заканчивается красивейшим выводом, уже упоминавшимся вскользь в настоящей статье: «…с тем, чтобы обеспечить баланс потребностей интеграции новых субъектов в Российскую Федерацию, с одной стороны, и иных конституционных ценностей, с другой».

Вернемся к анализу той немаловажной детали, что норма о проведении выборов во второе воскресенье сентября 2015 г. реципирована Федеральным конституционным законом из международного договора о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым. Так, в соответствии со статьей 8 договора: «Выборы в органы государственной власти Республики Крым и в органы государственной власти города федерального значения Севастополя проводятся во второе воскресенье сентября 2015 года». Как известно, главным источником международного права, посвященным международным договорам, является Венская Конвенция о праве международных договоров 1969 г. [12]. Практически каждая из норм Конвенции является продуктом кодификации международного обычного права. Нормы международного обычного права дублируются положениями Конвенции, следовательно, утрачивают свой смысл в тех случаях, когда государство является участником Конвенции. Для государств, не являющихся участниками Конвенции[3], нормы международного обычного права существуют и действуют автономно от Конвенции.

В итоге мы имеем следующую ситуацию. Стороны выразили взаимное согласие на обязательность для них договора посредством его подписания с последующей ратификацией (Статья 11 Конвенции о праве международных договоров 1969 г. Все статьи, приведенные в данном абзаце в скобках, являются положениями этой же Конвенции). Обязательность договора предполагает обязательность всех его положений. В соответствии с принципом Pactasuntservanda каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться (Статья 26). При этом участник договора не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора (Статья 27). Собственно, логику, обратную данной норме, мы видим в анализируемом тексте определения Конституционного Суда РФ. Наконец, по общему правилу договор может быть изменен только по соглашению между участниками (Статья 39).

Конституционный Суд подчеркивает, что «Договор о принятии…» сохранил свое значение в качестве составной части сложного юридического факта (основания) образования новых субъектов Российской Федерации. Однако далее делается очень своеобразный вывод: «Поэтому указанный Договор в системе юридических оснований (сложного юридического факта) образования новых субъектов Российской Федерации занимает особое место, что не позволяет без каких-либо оговорок распространять на него нормы статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации». Часть 4 статьи 15 Конституции РФ посвящена описанию механизма соотношения международного и национального права: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Данная конструкция нормы порождает ряд споров, как догматических, так и вполне практических, но совершенно точно исключает возможность создания к ней оговорок.

Если ранее Конституционный суд, принимая решение по делу Маркина прагматически [10], не дал конкретного ответа о сравнительной юридической силе Конституции Российской Федерации и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, то после вынесения данного определения Конституционный суд встал на еще более тернистый, но довольно популярный в зарубежных странах путь неисполнения отдельных норм международного права[11].

В целом, попытка описания практически каждой ситуации, как suigeneris, когда только здесь и сейчас, учитывая невероятное стечение обстоятельств, следует принять именно такое решение, является одной из родовых болезней международного права. Мы имеем обоснование ситуаций как suigeneris применительно к Крыму и к Косово, к международно-правовому статусу Палестины, к использованию вооруженных сил в нарушение устава ООН, созданию международных трибуналов и т.д. Следствием из этого становится появление упомянутых абзацем выше концепций, созданных национальными конституционными судами и обосновывающих возможность не следовать нормам международного права. Такое положение вещей делает международное право менее стабильным, а развитие международных ситуаций менее предсказуемым. В конечном итоге вышесказанное ведет к тому, что международное право становится менее направленным на гуманистические идеалы.

 

Заключение

Мишель Фуко в одной из своих лекций, прочитанной в католическом епископальном университете Рио-де-Жанейро, говорил: «Германское право не противопоставляет войну правосудию и не отождествляет правосудие с миром. Напротив, оно предполагает, что право является, можно сказать, в каждом случае особенным и подчинено ходу войны между индивидами и веренице актов мести. Право, следовательно, представляется упорядоченным способом ведения войны» [13, с. 79]. Как справедливо отметил один мой друг, если заменить словосочетание «германское право» на «современное международное право», то данное высказывание окажется не менее истинным и прекрасно характеризующим актуальный статус международного права.

 

[1] Который является конституционной ценностью, sic!

[2] Например, изначальный текст закона вводил до 1 января 2015 г. режим обмена украинских гривен на российские рубли по курсу Банка России, впоследствии кредитные организации сами могли определять обменный курс. Поправками от 27 мая 2014 г. этот период был ограничен 1 июня 2014 г.

[3] Напомню, что, исходя из принятой в Российской Федерацией позиции, после провозглашения Декларации о независимости Автономной Республики Крым и города Севастополя, последующим актом политического признания со стороны России, проведения референдума и принятии по его результатам постановления Верховного Совета Автономной Республики Крым «О независимости Крыма» было создано независимое, суверенное государство Республика Крым, которое просуществовало два дня, вплоть до подписания международного договора «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя». Провозгласив свою независимость, Республика Крым стала с точки зрения международного права государством, существующим как государство только для самого себя. Такое провозглашение автоматически приводит к возложению на себя обязанности по соблюдению норм международного обычного права.

Спислит

1. Венская Конвенция о праве международных договоров (заключена в Вене 23.05.1969) [Электронный ресурс] // Ведомости ВС СССР. – 10.09.1986. – № 37, ст. 772. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/law_treaties.shtml (дата обращения: 12.06.2017).

2. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) [Электронный ресурс] // Российская газета. – 1998. – 10 дек. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml (дата обращения: 12.06.2017).

3. Федеральный конституционный закон от 21.03.2014 № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя» (ред. от 04.11.2014) // Российская газета. – 2014. – № 66. – 24 марта.

4. Федеральный конституционный закон от 27.05.2014 № 7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя» // Российская газета. – 2014. – № 121. – 30 мая.

5. Определение Конституционного Суда РФ от 25.09.2014 по делу № 2155-О/2014 Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Топольяна Сурена Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью 9 статьи 9 Федерального конституционного закона «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя» [Электронный ресурс] // URL: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision178310.pdf (дата обращения: 12.06.2017).

6. Определение Конституционного Суда от 07.10.2014 по делу № 2310-О/2014 Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общественной организации «Милли Фирка» на нарушение конституционных прав и свобод подпунктом «а» пункта 1 статьи 1 Федерального конституционного закона «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя» [Электронный ресурс] // URL: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision178216.pdf (дата обращения: 12.06.2017).

7. Постановление Конституционного Суда РФ от 19.03.2014 по делу № 6-П О проверке конституционности не вступившего в силу международного договора между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов [Электронный ресурс] // URL: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision155662.pdf (дата обращения: 12.06.2017).

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2014 № 21 «О дне начала деятельности федеральных судов на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя» // Российская газета. – 2014. – № 294. – 25 дек.

9. Цивільнийпроцесуальний кодекс України [Электронный ресурс] // ВідомостіВерховної Ради України (ВВР). – 2004. – № 40-41, 42, ст. 492. – URL: http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/1618-15/page (дата обращения: 12.06.2017).

10. Вайпан Г. От догматики к прагматике: постановление Конституционного Суда Российской Федерации по «делу Маркина» в контексте современных подходов к соотношению международного и национального права [Текст] / Г. Вайпан, А. Маслов // Сравнительное конституционное обозрение. – 2014. – № 2. – С. 127–137.

11. Исполинов А.С. КС Италии и три американских студента против Международного суда ООН [Электронный ресурс] // URL: http://zakon.ru/Blogs/ks_italii_i_tri_amerikanskix_studenta__protiv_mezhdunarodnogo_suda_oon/15571 (дата обращения: 12.06.2017).

12. Фуко Мишель. Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью. Часть 2 [Текст] / Мишель Фуко; пер. с франц. И. Окуневой; под общей ред. Б.М. Скуратова. – М.: Праксис, 2005. – 320 с.

Войти или Создать
* Забыли пароль?